Новые магазины

Ziko ул. Гагарина, 69а

8 (0177) 767707
Ziko ул. Ленина, 7

(8 0163) 41-25-65
Золотой Ларец ТЦ "Глобус" 1 линия, м. М. Незалежности, тел.: 044 371-18-56 Ziko ул. Уборевича, д. 176, (ProStore)

8(017) 345-43-51

Опросы

По какому случаю вы покупаете ювелирные украшения

 постоянно - это моя страсть!
 по случаю праздника
 без повода - сделать приятное любимым
 только по принуждению
 никогда

 


Подписаться на рассылку

Если вы хотите получать новости, подпишитесь на рассылку

Ювелирные коллекции


Реклама на портале

Мода и стиль ювелирных дел имена

Украшение для любого случая

Украшение для любого случая

Чтобы носить драгоценности с вечерней одеждой, не требуется   особых умений   — это может любой, у кого они есть. Носить украшения днем — вот интересная задача, для решения которой нужно ноу-хау», — провозгласил американский Vogue в середине пятидесятых. И в качестве примера предложил брошь Verdura, утверждая, что это «украшение для любого случая».
 
Verdura — это ювелирный Дом, основанный итальянским герцогом Фулько ди Вердурой. В двадцатых годах прошлого века он совершил в ювелирном деле такую же революцию, как Коко Шанель — в моде. В то время Париж был влюблен в ар-деко и мо­дернизм, в моде было все белое, сияющее и гладкое, а стало быть — жемчуг, бриллианты и платина.

Ди Вердура же, наоборот, создавал разноцветные украшения, напоминавшие сокровища Византии. Именно он придумал сочетать драгоценные материалы с полудрагоценными — например, обрамлять рубин или сапфир кораллом, бирюзой или гранатом. Так и появились повседневные ювелирные украшения , напоминавшие сокровища Византии .
 
Теперь, в непростые времена  экономического спада, спрос на них особенно вырос.
 «Я заметил, что в украшениях снова начали ценить практические стороны — например носкость», — говорит Кит Пентон, руководитель ювелирного направления аукциона Christie's в Лондоне. «Стали пользоваться повышенным спросом цветные коктейльные кольца, отлично идут широкие браслеты и крупные броши от Cartier и Verdura».
 
От торговцев антиквариатом не отстают и основные ювелирные Дома. Новая коллекция Gaite Parisienne Дома Boucheron полна цаворитов, аметистов и кораллов наряду с бриллиантами, рубинами, изумрудами и сапфирами. Дом Bvlgari не устает подчеркивать, что давно сочетает камни, работая с «бесконечным разнообразием комбинаций, от самых контрастных и ярких до самых деликатных».

Среди последних фаворитов Bvlgari — розовые турмалины, бирюза, кораллы, гранаты и перидоты в сочетании с бриллиантами, цветными сапфирами и изумрудами. Из них получаются кольца, колье и браслеты — каждое в единственном экземпляре.
 
Фаваз Груози, основатель и президент de Grisogono, заявляет, что «вообще всю жизнь был большим колористом», и не устает подчеркивать роль цвета в своем творчестве. Того же конька оседлали Cartier, Van Cleef & Arpels и Chaumet. И слезать с него не собираются.
 
«Глупо отрицать, что использование полудрагоценных материалов снижает цену украшения, — говорит Джеймс де Живанши, который создает ювелирные коллекции под фамилией своей матери, Таффен (Taffm), чтобы избежать путаницы с дядиным модным Домом. — Можно делать более крупные украшения, а выглядят они менее формальными. И стоят меньше»
 
«Я не думаю, что цена — это единственное, что имеет значение в случае с модой на самоцветы, — не соглашается с ним дизайнер Луиджи Скьяланджа. - Полудрагоценные камни позволяют экспериментировать и придумывать новые идеи. Каждый из них незаменим и уникален. Всякий раз, когда мне в руки попадается новый камень, у меня сразу появляется желание творить. И именно тогда он обретает настоящую ценность».
 
С Луиджи соглашается американский дизайнер Лори Родкин. «Обожаю неожи­данные сочетания материалов — например, часто добавляю дерево или бирюзу к золоту и бриллиантам. Это как влюбиться в плохого парня с хорошими манерами», — улыбается она.
 
Главное, чтобы соцветия были подобраны с безупречным вкусом. «Если сочетание не работает, дорогие украшения будут смотреться как дешевая бижутерия», — предупреждает де Живанши. В разговоре с русским Vogue он вспоминает, что впервые заинтересовался ювелирным искусством, когда его дядя, Юбер де Живанши, показал ему антикварную брошь Verdura.

Это могла быть и ракушка с бриллиантами и сапфирами или кораллами; и рубиновые кабошоны, собранные в сердечко и оплетенные бриллиантовыми нитями; и единорог из слоновой кости с рубиновыми глазами, аметистовым рогом и золотой гривой: герцог Вердура не знал себе равных в изобретательности. Не удивительно, что в кружок его клиентов, ставших друзьями, входили Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Лорен Бэколл, герцогиня Виндзор.

Подруги писателя Трумэна Капоте, которых он ласково называл «мои лебеди» (редактор Vogue Бейб Палей, Глория Гиннесс и другие светские львицы), носили маленькие броши в виде лебедей как своеобразный символ при­надлежности к определенному кругу. Актер Коул Портер отмечал каждую свою премьеру новым портсигаром Verdura.
 
Говорят, что герцог Вердура тщательно подбирал клиентуру. Если к нему обращался кто-нибудь неподходящий, он распоряжался: «Передайте им, что я умер». Полвека спустя напрашивается: он умер, но дело его живет.

 


01.01.1970 2002 0