Новые магазины

Универмаг Беларусь секция ювелирных украшений г. Минск, ул. Жилуновича, 4 тел. (017) 296-31-17 Онлайн-бутик винтажных украшений http://www.stylegoods.ru Женев ул.Сурганова, 76 тел. (017) 331-88-36, 237-37-31, (29) 692-69 Ziko ул. Минская, 51

8(0225) 550993

Опросы

По какому случаю вы покупаете ювелирные украшения

 постоянно - это моя страсть!
 по случаю праздника
 без повода - сделать приятное любимым
 только по принуждению
 никогда

 


Подписаться на рассылку

Если вы хотите получать новости, подпишитесь на рассылку

Ювелирные коллекции


Реклама на портале

Мода и стиль бижутерия

Бижутерия как она есть

Бижутерия как она есть

Героиня «12 стульев» Эллочка Щукина безуспешно стремилась перещеголять дочь американского миллиардера Вандербильда. Для этой цели она использовала заячий мех и перешитый в кофточку мужнин пиджак. Те, кому кажется, будто бижутерия в силах заменить бриллианты, уподобляются гражданке Щукиной. Назначение бижутерии вовсе не в этом.

Первые украшения на Земле были именно бижутерией – они были костяными, каменными и деревянными. Ценность их была колоссальной – ведь это были амулеты, обереги и прочие языческие символы, лучшие друзья первобытных девушек, и не только девушек. Постепенно составилась очень сложная знаковая система, сословная иерархия, классы и соответствующие им знаки отличия. Так была подготовлена почва для драгоценных металлов. Едва возникла буржуазия, бижутерия пережила второе рождение. Буржуа изо всех сил старались стереть внешние различия между собой и аристократией. В XVIII веке им на помощь пришёл Жорж Фредерик Страсс – человек, научившийся настолько высококлассно обрабатывать стекло, что на вид оно имело вид совершеннейшего бриллианта. Имя мошенника стало нарицательным: имитации драгоценных камней с тех пор называются «стразами». Компания Swarovski, поставившая производство страз на поток, как жевательную резинку, стала мировым министерством массовой ювелирной культуры. Несмотря на это, бижутерия далеко не сводится к подобного рода изделиям. Существовали и продолжают существовать марки, способные относиться к бижутерии не как к отрасли промышленности.

Золотым веком бижутерии – хоть это и звучит как каламбур – стал XX. Одежда в начале прошлого века приобрела более универсальный вид, необходимость переодеваться по нескольку раз на дню отпала, а ювелирные украшения по-прежнему предназначались для сложных и тяжёлых вечерних туалетов. Тогда-то и возникли так называемые костюмные украшения в их теперешнем понимании, fashion jewellery, бижутерия. Поначалу это были просто вульгарные подделки – например, поддельный жемчуг. Коко Шанель специально носила ожерелья из поддельного жемчуга, всем своим видом показывая, что они ничуть не хуже настоящих. То был маркетинговый ход. Дом Chanel до сих пор производит подобную бижутерию, как, например, представленные здесь серьги. В 1924 году Шанель открыла первую мастерскую по производству бижутерии. Мастерская производила имитации рубинов, изумрудов, сапфиров, стеклянные броши в форме цветочных бутонов и листьев. Став частью костюма (а тогда в костюме царил стиль ар-деко), бижутерия стала тем, что называют сегодня неуклюжим словосочетанием «яркие пятна». У Шанель была конкурентка за океаном – американка Мириам Хаскелл. Та пошла другим путём, избрав примером для подражания не высокое ювелирное искусство, окормлявшее аристократию, а искусство народное. Всё, чем украшали себя бедные женщины сицилийских деревень – броши в виде цветов и коралловые бусы, – шло у Мириам Хаскелл в ход. Использовала она также мелкий жемчуг и низкопробное золото. Противоположная точка отсчёта выводила Хаскелл из-под удара: подражать плебсу в каком-то смысле почётнее, чем подражать аристократии, – в этом есть свой шик. Разразившаяся в конце 20-х годов в США Великая депрессия не помешала Хаскелл, а помогла: число её клиентов возросло; вчерашние миллионерши и миллиардерши расстались с деньгами и бриллиантами, но не в силах были расстаться с привычкой носить украшения. Традицию, заложенную Miriam Haskell, продолжили такие американские бижутерные бренды, как Trifari и Lisner, успех которых пришёлся на вторую половину 30-х: 50-е годы прошлого века. Примерно в то же время приобретает известность как производитель бижутерии марка Eisenberg, основанная в далёком 1914-м, но изначально производившая одежду. Среди крупных брендов следует отметить также Kramer (или Kramer of New York), но кроме них, существовало ещё и множество мелких – таких, как Avon, Alice Caviness, Boucher, Claudette, старейшая марка Hobe, ведущая свою историю с 1800-х годов, или Florenza, напротив, просуществовавшая как бижутерный бренд всего тридцать с небольшим лет – с 1950-го по 1981 год.

Эволюция есть эволюция. То, что началось в XX веке как революция, стало буржуазным укладом в конце. Не только политика, но и искусство (в том числе искусство прикладное) подтвердили полнейшую правоту британского премьер-министра Дизраэли: «Кто в двадцать не был левым, у того нет сердца, кто в сорок не стал правым, у того нет ума». Революционеры эколюционировали, а революционные символы стали массовым продуктом и – потеряли исключительность. Повседневные украшения перестали кого бы то ни было удивлять. К концу прошлого века бижутерия являет собой уже огромный культурный пласт, расслаивается на высокую и низкую, дневную и вечернюю, деловую и «для отдыха». Fashion-марки производят свою бижутерию в дополнение к одежде, в какой-то момент это становится отличительным знаком, своеобразно индульгирующим тот или иной бренд. Доходит до того, что поделки в виде стальных колец и цепочек присутствуют в новых коллекциях каждого бренда молодёжной одежды. Правда, назвать это бижутерией или украшениями не поворачивается язык даже у производителей, стальные позвякивающие предметы проходят под политкорректным псевдонимом «аксессуары». Тем не менее бижутерию продолжают производить и марки изначально бижутерные, такие, как, к примеру, Kenneth Jay Lane – названа по имени её главного дизайнера, работавшего в разное время для Жаклин Кеннеди, Одри Хепбёрн и даже для Барбары Буш. Здесь представлена брошь этой марки, которую легко принять за винтажную; да и вообще, Kenneth Jay Lane питает слабость к кольцам в виде ягод и к браслетам в виде ящериц, флора и фауна – питательная среда. С середины 50-х, когда эта эстетика была в особенном фаворе, для Kenneth Jay Lane будто ничего не изменилось. С Baccarat всё иначе – современная коллекция бижутерии из хрусталя при всей своей строгости не является даже воспоминанием об ар-деко, пожалуй, здесь как никогда уместно столь любимое в светских московских кругах слово «минимализм». То же можно сказать и о серьгах работы знаменитого архитектора Фрэнка Гери для Tiffany&Co. из серебра. Кольцо от Calgaro из коллекции Bohème (серебро, хрусталь) – произведение чистого жанра, тут бижутерия будто предстаёт как она есть, во всей своей безыскусной простоте, каковая простота и есть очарование.

Бижутерия известнейших брендов, будь то Chanel или Hermès, имеет большую ценность сама по себе, но наибольшей ценностью обладают, конечно же, изделия, выпущенные при жизни основателей этих брендов.

Если же вспомнить, что бижутерия – это в буквальном смысле слова fashion jewellery, то придётся сказать пару слов о моде или о том, что называется «последними тенденциями» в среде взращённой глянцевыми изданиями столичной публики. Тенденции таковы: бижутерию принято теперь носить титаническую, и причину этой гигантомании видят в тяге к этнике, к африканским и восточным темам. В этой стилистике выполнено, к примеру, кольцо от Hermès (серебро, эбонит). Аффектированно восточный и развесёло-мавританский вид имеет также коллекция Dior Cruise 2009 (позолоченный металл, изумрудные стразы Swarovski, камни из зелёного стекла и малахиты огранки кабошон). Бижутерная гигантомания решает ещё и практическую задачу: мало кому сегодня придёт в голову, что невероятных размеров страз может быть бриллиантом, а гигантский гранат – рубином. Бижутерия больше не прикидывается, как встарь, во времена мошенника Жоржа Фредерика Страсса, high jewellery – она вполне и вполне довольна своей ролью fashion jewellery.

Из сказанного не следует, что бижутерия – это нечто легкомысленное, как актуальная мода. Бижутерия и в самом деле старше высокого ювелирного искусства, от которого она, строго говоря, отличается лишь фактурой, ибо ношение хорошей бижутерии – свидетельство не столько затруднённого финансового положения, сколько хорошего вкуса.

 


01.01.1970 2060 0